Антон Иванович Первушин - страница 6

^ Глава 6. Убийцы уфологов


«Черный список» Шелдона

Легенда о таинственных «людях в черном», которые пытаются оказывать давление на очевидцев и исследователей феномена НЛО, имела свое развитие. Страшная тайна стала еще страшнее. Теперь очевидцам и уфологам не просто угрожали – теперь их начали убивать!

Слухи о том, что кто-то «зачищает» уфологов ходили давно, однако первым версию насильственного устранения ведущих исследователей в этой области выдвинул американский писатель Сидни Шелдон. Он известен не только своими романами, возглавляющими списки бестселлеров и переведенными на многие языки мира («Если завтра наступит», «Мельницы богов», «Гнев ангелов», «Незнакомец в зеркале» и так далее), но и траурным «Списком Шелдона», ставшим своего рода Мемориальной книгой для всех, кто интересуется аномальными явлениями. История этого списка такова.

Собравшись писать новый роман, затрагивающий проблему наблюдений и исследований НЛО, Шелдон затребовал статистику по специалистам, так или иначе причастным к изучению феномена, и выявил очень интересную закономерность. Оказывается, именно среди этих людей смертность высока как нигде в другой области профессиональной деятельности. Причем, по утверждению Шелдона, гибнут лучшие: серьезные исследователи, профессура – те, кто действительно мог бы приоткрыть завесу тайны над феноменом НЛО.

Несколько примеров из «Списка Шелдона». Короткий период, охватывающий 1986-1987 годы.

Октябрь 1986 года. Профессор Аршад Шариф удавился, привязав один из концов веревки к дереву, другим затянув себе шею и резко рванув свою машину с места.

Ноябрь 1986 года. Профессор Вимал Дазибай бросился вниз головой с Бристольского моста.

Январь 1987 года. Доктор Автар Синг-Гида пропал без вести, объявлен умершим.

Февраль 1987 года. Инженер Питер Пиппел задавлен в гараже собственной машиной.

Март 1987 года. Профессор Дэвид Сэндс покончил с собой, направив машину на большой скорости в здание кафе.

Апрель 1987 года. Профессор Марк Визнер – повесился.

Апрель 1987 года. Инженер Дэвид Гринхалг – упал с моста.

Апрель 1987 года. Профессор Шани Уоренн – утопился.

Май 1987 года. Профессор Майкл Бейкер – погиб в автокатастрофе.

Во всех вышеперечисленных случаях полиция пришла к выводу, что имело место самоубийство. Однако столь большое количество самоубийств в определенной области профессиональной деятельности за столь короткий период (обратите внимание: три трупа в одном только апреле!) уже само по себе заставляет задуматься.

Сидни Шелдон задумался. И написал книгу, в которой предположил, что существует некая международная сверхсекретная организация, уничтожающая людей, всерьез занимающихся проблемой НЛО. Какой в этом смысл? Объяснение простое: правительства Земли давно состоят в контакте с инопланетными цивилизациями и хотят сохранить монополию на информацию об ином разуме. Помимо прямого устранения ученых и свидетелей сверхсекретная организация применяет шантаж, запугивание, насилие – вполне в духе злобных «людей в черном».

^ Заговор или случайность?

На самом деле приписывание череды смертей какой-то особой организации убийц является наиболее простым объяснением. Примерно таким же простым объяснением была апелляция к легендарному «проклятью фараонов», которое якобы убивало археологов, проникавших в склепы древних царей Египта. Однако при внимательном рассмотрении давней истории о «проклятии фараонов» становится понятным, что дело не в том, что умершие археологи вскрывали запретные саркофаги, а в их возрасте – все они были уже немолодыми людьми, а работа в такой стране, как Египет, не способствует укреплению здоровья. Поэтому даже если принять точку зрения Шелдона и поверить, что названные им ученые не стали жертвой депрессии, вызванной очередным экономическим кризисом, а были зверски убиты, не следует сразу обвинять во всем государство и какие-то особо секретные службы. Уфологи и те ученые, которые всерьез занимались изучением феномена НЛО, вызывают негодование не столько у правительственных чиновников (а с чего бы правительственным чиновникам негодовать?), сколько у различных маргиналов от религии: новых сектантов, эзотериков и прочих странных личностей, считающих уфологов опасными.

За примером далеко ходить не будем. В свое время российский уфолог Владимир Георгиевич Ажажа (не самый выдающийся из уфологов России, но зато самый знаменитый) столкнулся с настоящими, а не мифическими «людьми в черном». Он рассказывает об этом так:

«С февраля 1993 года по домашнему и служебному телефонам незнакомые мужские и женские голоса цензурно и нецензурно угрожали мне после каждого выступления по телевизору (программа об НЛО) или по радио: “Заткнись, убьем” и т.п. или сообщали домашним фантастические порочащие меня сведения, обнаруживая при этом знание моей служебной деятельности. Ночью в феврале подожгли наружную дверь коридора, выходящую на лестничную клетку. Огонь случайно обнаружили и погасили соседи. Я заявил в милицию.

В марте 1993 года – вторичный поджог в 3 часа ночи. Дверь была вымазана какой-то мастикой и выгорела снизу. Моя жена почувствовала дым и погасила огонь. На лестничной клетке обнаружили крупную надпись: “Владимир, ты умрешь”. Вызвали милицию. Были вынуждены поставить железную дверь.

Мат и угрозы расправы раздавались по телефону днем и ночью. Летом стало спокойнее. Но наступила осень.

5 ноября 1993 года вечером мужской голос по телефону попросил меня, теща ответила, что я в отъезде. Тогда голос предложил ей спуститься вниз и поговорить. Она отказалась. Примерно в 23 часа злоумышленники подогнали на этаж, где я живу, оба лифта, вставили в каждый из них заранее отпиленную по размеру распорку, облили кабины бензином и подожгли. Сосед с нижнего этажа обнаружил дым, и четырьмя квартирами гасили пожар. Лифты на время были выведены из строя. В почтовых ящиках дома лежали обращения к жильцам, призывающие расправиться со мной.

В ночь с 26 на 27 апреля 1994 года около здания Академии МВД, приютившей Уфоцентр, были разбросаны материалы, позорящие честь и достоинство и мое, и начальника академии.

В ночь с 16 на 17 мая материалы были разбросаны повторно, а на асфальте около академии красной краской из пульверизатора были сделаны надписи клеветнического, оскорбительного и религиозного содержания. Но я не прекращал уфологическую деятельность.

24 июня 1994 года, выведя из строя лифт и заставив меня спускаться по лестнице, на четвертом этаже на меня с электрошокером напала, закрыв лицо маской, некая фигура. Я, не раздумывая, ногой выбил оружие, нокаутировал нападавшего и сдал в милицию. Нападавший оказался женщиной – Анной Киларевой. Впервые в жизни я ударил женщину. На следствии она призналась в организации и совершении всего того, что я описал, выгораживая соучастника и вдохновителя – своего мужа, Павла Петровича Дроздова.

Небезынтересно, во-первых, то, что А. Киларева имеет справку о психической неполноценности, что ее уже освободило два года назад от уголовной ответственности по другому поводу. Во-вторых, во время следствия не были проработаны многие имеющиеся в деле материалы, что не позволило составить объективную картину происходящего. В частности, не учтено задержание милицией 3 августа 1994 года мужа А. Киларевой П. П. Дроздова с газовым оружием на крыше дома № 1 по Коломенскому проезду, что напротив дома, где я проживаю. Не проработан и инцидент на лестничной клетке, когда меня остановили четверо и советовали вообще уехать из Москвы. Создается впечатление, что кто-то использовал в качестве исполнителей и подставил под ответственность психически неполноценных А. Килареву и П. Дроздова. Кто-то привозил их на автомашине на ночные поджоги, снабжал горючими смесями и оборудованием (факс, компьютер с принтером для тиражирования листовок, электрошок, газовое оружие, краска и т.п.)».

Что же за организация стоит за действиями Киларевой и Дроздова? Дальнейшее расследование показало, что эти двое представляли некое самозванное уфологическое объединение «ЭНИО-УФО», по своей структуре и идеологии сильно напоминающее мистико-религиозную секту. «ЭНИО-УФО» проповедовало скорый приход на Землю «Добрых Старших Братьев» и призывали «остановить поток клеветы на братьев по разуму и приблизить мир к правильному восприятию скорого контакта с высшими цивилизациями». Клеветниками, разумеется, считались действующие уфологи, в том числе – Владимир Ажажа.

После расследования деятельности зловещей парочки Киларева-Дроздов Уфологической ассоциацией России были зарегистрированы еще несколько хорошо спланированных акций против клубов и объединений, входящих в ассоциацию. Тревожные сигналы поступили из Пензы (клуб «Логос»), из Екатеринбурга (группа «Поиск»). Причем в Екатеринбурге противники уфологов действовал хитрее, заявляя о своей принадлежности к неким «спецслужбам или другим официальным организациям» и предлагая «большую финансовую помощь в исследовательской работе».

Известны и случаи прямых насильственных действий.

8 октября 1995 года в городе Твери у дверей своей квартиры был зарезан Алексей Васильевич Золотов, семидесятилетний профессор-уфолог... Удар кастетом в лицо вывел из строя ведущую передачи «Непознанная Вселенная» Людмилу Макарову...

Все это – правда, и эти люди пострадали за свой интерес к необычному, но какое отношение к их страданиям имеют спецслужбы или какие-то другие государственные учреждения? Если не впадать в конспирологическую истерию, то получается, что ровно никакого.

Скорее всего, та же история и со списком Шелдона. Американскому писателю хотелось «жареного», и он, дав волю фантазии, выдвинул обвинение. На это обвинение никто не ответил, что, разумеется, нельзя считать косвенным признанием вины.

^ Комиссия Кондона

Американское правительство отказывается комментировать свидетельства о наблюдениях НЛО и о давлении, оказываемом правительственными агентами на очевидцев, после того как во второй половине 1960-х годов феномен был подробно изучен специальной группой ученых, вошедших в историю под названием Комиссия Эдварда Кондона. Ее выводы были куда убийственнее для уфологов, чем даже банда тайных киллеров, действующих от имени загадочных «людей в черном».

В начале 1960-х американские Военно-воздушные силы, эксперты которых продолжали получать груды писем с сообщениями о наблюдениях НЛО (большинство из которых на поверку оказались наблюдениями за пролетами экспериментального самолета-разведчика «У-2»), попытались свалить проблему на кого-нибудь еще. Например, на американское космическое агентство НАСА. Но у специалистов по космонавтике своих проблем хватало, и настойчивые предложения ВВС поучаствовать в расследовании были отвергнуты.

В конце 1965 года ВВС США создали независимую комиссию под руководством физика доктора О'Брайена. В нее вошли многие уважаемые ученые, включая психологов. Одним из членов этой комиссии стал знаменитый астрофизик Карл Саган.

Комиссия О'Брайена собралась всего лишь на один день в феврале 1966 года и внесла множество предложений. Она настоятельно убеждала рассекретить и передать ученым все официальные документы по НЛО. Также было предложено создать в университетах США группы для изучения поступающих данных. Члены комиссии считали, что в этом случае НЛО наконец-то получат необходимую объективную оценку.

Пока эти предложения переваривались правительством, сообщения о появлении НЛО захлестнули штат Мичиган. Аллен Хайнек, консультант проекта «Синяя книга», выступил с предположением, что причиной массовых наблюдений НЛО в Мичигане является болотный газ (отдельные очаги ярко светящегося метана). Он был, вероятно, прав, но средства массовой информации сразу же превратили его выступление в попытку утаить правду о вторжении пришельцев. Дело дошло до Конгресса.

Самой влиятельной фигурой в дебатах был американский конгрессмен и будущий президент Джеральд Форд. Его настойчивость в попытках добиться «правды» привела к тому, что рекомендации О'Брайена были приняты к исполнению.

Для установления истины из множества научно-исследовательских институтов правительство выбрало Университет Колорадо в Боулдере. Задачу координирования проекта возложили на Эдварда Ю. Кондона – квантового физика, участвовавшего в создании атомной бомбы.

Доктор Кондон создал свою команду, получив порядочную субсидию из денег налогоплательщиков. Комиссия Кондона, начавшего свою деятельность при полной открытости и гласности 7 октября 1966 года, расширилась к лету 1968 года в связи с увеличением бюджета до полумиллиона долларов, что было по тем временам весьма значительной суммой.

В контракте имелся следующий абзац:

«Работа будет вестись в условиях абсолютной объективности расследователями, которые, насколько это возможно, не должны иметь предвзятого мнения по вопросу о НЛО. Эта нейтральность совершенно необходима, чтобы расследование оправдало доверие публики, конгресса, правительства и научного мира».

Этот пункт контракта не соблюдался с самого начала. Дело в том, что и сам Кондон, и его ближайшие помощники имели предубеждение по вопросу НЛО. Они даже не скрывали этого. На первой же пресс-конференции Кондон заявил журналистам, что имеется «слишком мало шансов на существование этих объектов... Наше расследование коснется скорее причин того, что я рассматриваю как чистую галлюцинацию».

Несколько позднее Кондон добавил к сказанному: «Хотел бы порекомендовать непосредственно правительству не заниматься этим вопросом. Полагаю, что сейчас еще возможно это сделать [то есть отказаться от расследования – А.П.]».

Не отставал от научного руководителя группы и администратор Роберт Лоу, считавший, что в свидетельских показаниях можно будет найти куда больше интересного о самих свидетелях, чем о реальных наблюдениях НЛО.

«Объективное» расследование началось. Из полутора тысяч наблюдений комиссия отобрала для рассмотрения менее ста, и некоторые из этих случаев действительно могли произвести впечатление.

В результате изучения случая № 2 было сделано следующее заключение: «Здесь, вероятно, речь идет о настоящем НЛО».

Еще более трудным оказался случай № 46, подтвержденный двумя фотографиями.

11 мая 1950 года в со двора своей фермы недалеко от города Макминвилл (штат Орегон) некто Пол Трентон успел сделать два фотоснимка пролетавшего НЛО. После проведения полного фотометрического анализа, проверки геометрии форм, перспективы, силы света и так далее эксперт Комиссии пришел к заключению:

«В данном случае речь идет об одном из редких отчетов о наблюдении НЛО, когда все рассмотренные факторы (геометрические, психологические, физические) подтверждают свидетельские показания, из которых следует, что необычный металлический объект в форме диска диаметром 10 метров пролетел на глазах у двух свидетелей...»

Но эти редкие случаи, заставляющие всерьез задуматься о природе «летающих тарелок», сразу нивелировались шутниками и сумасшедшими.

В феврале 1967 года Кондон получил письмо, отправитель которого писал о своей способности предсказывать появления прямоугольных НЛО. Через неделю пришло второе письмо, затем еще одно. В нем уже говорилось, что отправитель находится в телепатическом контакте с инопланетянами, намеревающимися приземлиться в 11 часов 15 апреля в Солт Флэтс (штат Юта). Кондон позвонил губернатору штата Юта и попросил его организовать наблюдение за районом предполагаемой посадки. Что и было сделано. Понятно, что посадка не состоялась.

Следующим был некто Диксон, отрекомендовавшийся представителем внеземной цивилизации. За три миллиарда долларов золотом (!) он был согласен взять на себя заботы по сооружению аэропорта, способного принимать корабли инопланетян, а в виде задатка просил три тысячи долларов. Вскоре выяснилось, что «представитель внеземной цивилизации» недавно вышел из психиатрической лечебницы. Тем не менее Кондон сообщил в Вашингтон и о предложении Диксона.

В сентябре 1967 года к Кондону пришел посетитель, дедушка жены которого «прибыл из созвездия Андромеды». По словам пришедшего, его жена регулярно общается с разумными существами из космоса. Когда Кондон попросил рассказать подробнее, человек очень удивился и со словами: «Я думал, что вы скептик» – ушел.

Еще до опубликования отчета Комиссии Кондона, 16 декабря 1968 года было принято решение о прекращении изучения феномена НЛО Военно-воздушными силами. При этом ВВС прямо ссылались на выводы Комиссии.

Отчет Кондона «Научное исследование неопознанных летающих объектов» был опубликован 1 января 1969 года. На обложке толстенного фолианта в 1485 страниц была напечатана одна из представленных в Комиссию фальшивых фотографий, и это уже определяло негативное отношение сотрудников Кондона к обсуждаемой проблеме. Заключение, подписанное Кондоном, было помещено не в конце отчета, а в самом начале. Оно сразу вводило читателя в курс дела и показывало, что изучать подробности не имеет большого смысла.

Тем не менее поскольку комиссия считалась авторитетной, то и вывод ее имел большое значение для заинтересованных лиц. По мнению ряда западных уфологов, именно отчет Комиссии Кондона позволил многим правительствам (в том числе СССР и США) по разным причинам, но вполне единогласно закрыть «проблему НЛО».

Впрочем, на протяжении последних тридцати лет многие пытались вернуть времена «тарелкомании», апеллируя к тому, что этой проблемой всерьез занимается «потенциальный противник»...



0911101244525286.html
0911238522991411.html
0911316080533319.html
0911503696152200.html
0911661760079796.html