Использованные источники - Категориальное мышление в праве: его значение Акашкин А. Ю


^ Использованные источники

  1. Певцова Е.А. Современные подходы юристов к вопросу соотношения дефиниций «правовая культура», «правовое воспитание», «правовое образование»// Основы государства и права.- 2002 г.- №6- С. 66-74.

  2. Певцова Е.А О некоторых аспектах формирования правового сознания и правового воспитания школьной молодежи в трансформирующемся обществе// Основы государства и права.- 2005 г.- №1- С. 49-61.


Реализация принципов гражданского правосудия при отправлении правосудия


Некрасова О.В.

Уфимский юридический институт МВД России


Вопрос о принципах гражданского процессуального права занимает одно из центральных мест в науке гражданского процессуального права. В настоящее время особую значимость этому вопросу придает осуществляемая в России реформа гражданского судопроизводства. Специфика той или иной отрасли права наиболее наглядно выражается в его принципах. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 г. как основной источник гражданского процесса отразил политические и экономические перемены в обществе, впервые нашедшие отражение в Конституции Российской Федерации, где в ст. 2 сказано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью...».

Исследование актуальных проблем гражданского процессуального права нашей страны в новых условиях – одно из важнейших направлений развития науки гражданского процесса. Правовые принципы являются предметом исследования как теории права в целом, так и отраслевых правовых наук уже в течение многих лет. Это действительно «вечная» тема, поскольку в принципах права отражаются те социальные изменения, которые происходят в обществе в процессе его развития. Однако, на наш взгляд, в последнее время в российской правовой науке, а также в законодательной и правоприменительной деятельности формируется своеобразный подход к принципам права, в соответствии с которым принципы «царствуют, но не правят», и с этой точки зрения их положение напоминает роль английской королевы или японского императора. Перед принципами формально преклоняются, их уважают, о них пишут книги, их выносят в первые главы и разделы законов, в частности кодексов, но, когда речь заходит о конкретной законотворческой или правоприменительной работе, о них часто забывают или игнорируют их в угоду сиюминутной политической, неправильно понятой профессиональной или иной «целесообразности».

Подобное отношение к принципам права, в том числе к принципам гражданского процессуального права, не может не настораживать, поскольку реальное (а не формальное) пренебрежение принципами права – это предпосылка к утверждению неуважения к праву в целом, к правовому нигилизму, беззаконию. Такое положение обусловлено не только объективным развитием общества (развитием науки, новыми технологиями и т.п.), но и субъективными факторами: недостаточной правовой культурой и правовой грамотностью как населения вообще, так и чиновничества (государственных служащих, должностных лиц, депутатов, а иногда и работников судов) в частности, а также сознательным игнорированием принципов права.

Слово «принцип» означает основу, первоначало, руководящую идею, исходное положение какого-либо явления (учения, организации, деятельности и т.п.). В правоведении выделяются, прежде всего, принципы, сформулированные учеными-юристами, которые выступают в виде фундаментальных идей и идеалов, отражающих достижения правовой мысли, практического опыта, объективные закономерности развития общества. Указанные принципы составляют важнейшую часть научного и профессионального правосознания, юридической политики и не являются обязательными для субъектов права.

Помимо этого существуют обособленные принципы права, под которыми следует понимать исходные нормативные руководящие начала (императивные требования), определяющие общую направленность правового регулирования общественных отношений. В этом смысле принципы являются особой формой выражения объективных социальных закономерностей. Фиксируя в своем содержании необходимые и существенные связи, имеющиеся в обществе и в праве, они позволяют установить такой порядок общественных отношений, который в наибольшей степени способствует их упрочению и развитию [1, с.]. Однако разнообразные юридические идеи и идеалы только тогда становятся принципами права, когда они непосредственно (легально) выражены в нормативных правовых актах или иных формах права.

В законотворческой деятельности принципы гражданского процессуального права оказывают влияние на содержание принимаемых законов в сфере гражданского судопроизводства, способствует систематизации процессуального законодательства, выявлению и исключению из него норм, не вписывающихся в систему гражданского процессуального права. В правоприменительной практике указанные принципы определяют общие подходы к осуществлению правосудия, способствуют правильному пониманию и толкованию норм процессуального права, влияют не решение вопросов о применении процессуальной аналогии. Они служат также основой при разработке теоретических концепций соответствующей отрасли права.

Огромно значение принципов в практической судебной правоприменительной деятельности. Прежде всего, все принципы гражданского процессуального права – весьма важные демократические гарантии правосудия по гражданским делам. При рассмотрении и разрешении гражданских дел суд руководствуется не только конкретными гражданскими процессуальными нормами, но в первую очередь – принципами процессуального права. В свете принципов осуществляется толкование всех норм гражданского процессуального права, что позволяет суду познавать действительный смысл этих норм и правильно их применить, а в конечном итоге вынести законное, обоснованное и справедливое судебное решение.

Одним из направлений проводимых в России реформ стало приведение отечественного законодательства в соответствие с демократическими принципами, в частности включение в гражданское процессуальное законодательство норм, позволяющих обеспечить разумное сочетание частных и публичных интересов в процессе осуществления правосудия по гражданским делам.

Процесс – это форма защиты прав. А если так, то и защита должника находится в полном распоряжении сторон. Характер прав, защищаемых в гражданском судопроизводстве, не допускает применение следственного принципа. Вмешательство суда в частную жизнь нежелательно. Частная, и особенно семейная, жизнь должна быть неприкосновенна (ст. 23 Конституции РФ). Следовательно, активную роль в процессе надлежит представить сторонам. Для отстаивания своих прав им необходимо обладать равными процессуальными правами. Суд должен быть беспристрастным арбитром происходящей перед ним борьбы сторон, предмет которой относится к сфере частных интересов. Современный гражданский процесс коренится в нормах материального права.

По результатам опроса, проведенного фондом «Общественное мнение», судопроизводство и судейский корпус негативно оценивают 77,1% опрошенных. На вопрос: «Считаете ли вы, что в России судьи беспристрастны и руководствуются в своей деятельности только законом?» «да» ответили 5,7%, «нет» и «скорее нет, чем да» – 65,3%. На вопрос: «Считаете ли вы, что суд является наиболее эффективным и объективным способом защиты ваших прав?» утвердительно ответили 13% респондентов, 55,6% с этим не согласны, а 84,2% убеждены или почти уверены, что судьи подвержены коррупции [2, с.3].

Результаты других социологических исследований аналогичны. По опросам фонда «Информатика для демократии» (ИДЕМ), в представлении как профессиональных экспертов, так и населения в целом и предпринимателей в частности, уровень коррупции в судах весьма высок, а уровень доверия к судам и судьям низок [3]. С утверждением о том, что многие не хотят обращаться в суд, поскольку не рассчитывают найти там справедливость, согласны 78,6% опрошенных граждан, не согласны – 10,6%, затруднились ответить – 10,4%. Было предложено оценить также следующие высказывания: «У нас в судах часто выигрывает тот, кто больше заплатит» (75,0, 12,4, 12,2% соответственно); «Многие не хотят обращаться в суд, поскольку слишком дороги неофициальные затраты» (72,2, 11,2, 16,3%); «Очень часто какой-нибудь начальник может побудить судью принять нужное решение» (64,8, 13,8, 21,0%). Предприниматели сталкиваются с судебной властью чаще граждан. Большинство предпринимателей, принявших участие в исследовании, считают, что обращаться в суд за защитой своих прав бесперспективно, 38% утверждают, что вообще никогда не обращались за защитой в суды [4, c.88].

Конечно, приведенные цифры отражают отношение не только к процессуальному праву, но и к материальному праву, судоустройству, правоприменительной практике, но, тем не менее, при таком мнении общества о правосудии вряд ли можно говорить о качественном улучшении процессуальных отраслей российского права. В подобных условиях отсутствуют основания для вывода о том, что гражданский процесс качественно изменился к лучшему в результате кардинальных изменений его принципов.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать выводы о том, что принципами гражданского процессуального права являются руководящие начала, четко сформулированные в Конституции РФ и (или) гл. 1 ГПК РФ и обращенные к правоприменителю и другим субъектам права. Те положения, которые лишь вытекают из смысла Конституции и других нормативно-правовых актов, являются плодом их толкования и интерпретации, не обладают императивностью и, следовательно, не являются в юридическом смысле принципами гражданского процессуального права. Их можно рассматривать лишь как положения, не обладающие обязательностью и носящие доктринальный характер.

Расширение принципов диспозитивности, состязательности и равноправия сторон в гражданском процессе является безусловным достижением российской демократии. Тем не менее внесение соответствующих изменений в отечественное гражданское процессуальное законодательство должно сопровождаться созданием в государстве действенных механизмов, позволяющих гражданам реализовывать гарантированные Конституцией Российской Федерации права на доступ к правосудию, на судебную защиту нарушенных прав, на юридическую помощь. К сожалению, говорить о том, что такие механизмы в настоящее время созданы и эффективно функционируют, пока преждевременно.


Использованные источники

1. Румянцева В.Г., Ширяев Ю.Е. Понятие принципа права в контексте законотворческого процесса // История государства и права. 2006. №8. С.

2. Ямшанов Б. Закон и десять заповедей // Российская газета. 22 ноября 2001. С.3.

3. Сатаров Г., Римский В. Диагностика российской коррупции // Чистые руки. 2002. №5. С.5-17.

4. Сатаров Г. Проржавевшее правосудие // Отечественные записки. 2003. №2. С.87-98.


Проблемы правовой квалификации врачебной ошибки


Нечаева О.В.

Академия управления при Президенте Республики Беларусь

(институт государственного управления, 3 курс)


Науч. рук.: ^ Р.Н. Машаров


Вопрос правового регулирования медицинской деятельности в настоящее время приобретает повышенную актуальность. К сожалению, на сегодняшний день далеко не все медицинские вмешательства заканчиваются благополучно, то есть выздоровлением пациента. В связи с этим представляется необходимым освещение вопросов, связанных с правовой регламентацией дефектной работы сотрудников сферы здравоохранения. Существующие классификации дефектов оказания медицинской помощи, как правило, основаны на судебно-медицинских принципах, в то время как правовая классификация, отвечающая современным требованиям юридической науки и практики, до настоящего времени не разработана. Возникающие трудности связаны с необходимостью учета не только юридических, но и медицинских особенностей.

«Errare humanum est» (Каждому человеку свойственно ошибаться - лат.). Врачебную ошибку, несомненно, можно считать наиболее противоречивым явлением теоретико-правового осмысления медицинской практики. Существенный вопрос, требующий своего толкования и в теоретическом и практическом приложении, - ответственность за врачебные ошибки лиц допустивших таковые. Несмотря на значительные успехи в лечении многих заболеваний, следует согласиться с точкой зрения, гласящей, что врачебная ошибка является такой же составляющей работы врача, как и победа над болезнью.

Учитывая такое положение, задачей правового регулирования сферы врачебных ошибок является выработка правильной, продуманной и единой позиции относительно юридической квалификации ошибочных действий врачей.

Актуальность проблемы правовой регламентации врачебных ошибок поясняется, в том числе и статистическими данными, относящимися как к частоте их совершения, так и к экономическим потерям, связанным с дефектной работой сотрудников медицинских учреждений. Как правило, изначально экономические санкции возлагаются на учреждения здравоохранения, которые в настоящее время недостаточно финансируются из средств бюджетов различных уровней. Значимые для здоровья пациента врачебные ошибки по некоторым данным практики имеют место более чем в каждом пятом случае оказания медицинской помощи [1, c. 64].

Определение понятия «врачебная ошибка» необходимо с целью верной регламентации ее последствия. Отсутствие понятия «врачебной ошибки» в нормативных правовых актах дает основание некоторым авторам считать ее неправовой категорией. Н.А. Маргацкая указывает, что «в законе нет понятия «врачебной ошибки», и хотя в литературе оно употребляется широко, единства в его определении не существует». Такое положение не должно иметь место, необходимо дать юридически обоснованное определение. Существующие многочисленные определения, данные как врачами, так и юристами, в той или иной степени базируются на точке зрения И. Давыдовского, считавшего врачебную ошибку «досадным браком в своей деятельности», при котором первопричиной является добросовестное заблуждение врача, исключающее уголовную ответственность. Ю. Сергеев и С. Ерафеев указывают, что в литературе содержится не менее шестидесяти пяти промежуточных определений, понятий и признаков врачебных ошибок [2, c.176, 180, 187]. С.Г. Стеценко на основе собственного анализа определений, данных в отношении врачебных ошибок хирургами, судебными медиками и юристами, а так же собственным пониманием настоящей проблемы в теоретико-правовом отношении представил следующее определение:

Врачебная ошибка-это дефект оказания медицинской помощи, связанный с неправильными действиями медицинского персонала, характеризующийся добросовестным заблуждением при отсутствии признаков умышленного или неосторожного преступления. Из этого определения следует, что врачебная ошибка возникает при добросовестном отношении медика к своим обязанностям, когда нет причин подозревать наличие признаков состава преступления. В основе ошибок могут находиться как объективные, так и субъективные факторы. Среди первых можно отметить: отсутствие надлежащих условий для оказания медицинской помощи; несовершенство существующих способов лечения заболеваний; тяжесть состояния больного и др. Рассматривая наиболее важные субъективные причины врачебных ошибок, следует выделить: недостаточный опыт медицинского работника; недостаточное обследование больного, неправильная интерпретация лабораторных и иных исследований; недоучет или переоценка результатов консультаций других специалистов и другое [3, c. 82-83].

Характерно, что объективные причины возникновения врачебных ошибок зачастую связаны с организационно-экономическими трудностями функционирования лечебных учреждений. М.Малеина полагает, что в соответствии с критерием вины врачебные ошибки могут быть наказуемы (с учетом субъективных причин), а так же не влекущие юридической ответственности(при наличии объективных причин возникновения врачебных ошибок) [4, c.15]. В специальной литературе врачебные ошибки предлагается классифицировать на диагностические, лечебно-тактические (выражаются в ошибочном назначении и осуществлении лечебных мероприятий) и другие.

Следует отметить, что в литературе имеются определенные сведения относительно правового отношения к проблеме врачебных ошибок. Так, например, Г. Каликова предлагает признать врачебную ошибку юридической категорией, в основе которой будет лежать ответственность медицинских учреждений (сотрудников) по принципу безвиновной ответственности. Автор полагает, что при этом достигается цель более полного гарантирования прав пациентов от нежелательных последствий лечения, в то же время деятельность врача не пострадает от ненужных ограничений. Оппонентом такой точки зрения выступает М.Мироненко, полагающий, что «нельзя согласиться с употреблением некоторыми авторами понятия «принцип ответственности без вины». Такого принципа у ответственности нет и быть не на данном этапе цивилизации не должно» [5, c.431, 440]. Таким образом, следует отметить, что предпринимаются попытки сделать врачебную ошибку правовой категорией.

Целесообразность, принимая во внимание необходимость всестороннего теоретико-правового исследования дефектов оказания медицинской помощи, внести в общее законодательство о медицинской помощи положения о квалификации врачебных ошибок. При этом есть необходимость признать ошибки врачей, произошедшие по причине объективных обстоятельств (несовершенство медицины, отсутствие необходимых лекарственных средств и медицинской техники и др.) ненаказуемыми для конкретных медицинских работников. Данные неблагоприятные исходы должны разбираться с позиции соответствующих медицинских учреждений, их руководителей, других существенных факторов. Когда же речь идет о врачебных ошибках, в основе которых лежат субъективные причины (неправильная интерпретация результатов лабораторно-инструментальных исследований, недостаточный опыт и т.п.), необходимо предусмотреть персональную ответственность медицинских работников. В данном случае речь может идти о возмещении ущерба и компенсации морального вреда пациенту. Важное место в детальном анализе и профилактике врачебных ошибок должны занять клинико-анатомические эмиссии, в рамках которых необходимо тщательно анализировать и определять приоритетные пути профилактики возникновения врачебных ошибок.

Отрицательные последствия для жизни и здоровья пациента могут наступать вследствие совершения ошибки не только врачом, но и иным медицинским работником – фельдшером, медсестрой и другими. В подобных случаях предпочтительнее применять термин «медицинская ошибка» как более широкое понятие, выступающее в качестве видового по отношению к родовому понятию «профессиональная ошибка». Как справедливо отмечено в литературе, различие между понятиями «врачебная» и «медицинская ошибка» стоит лишь в субъектах, а не по существу, и потому оба термина воспринимаются как синонимы. Таким образом, закрепление в законодательстве такого понятия как «врачебная ошибка» будет относиться ко всем категориям медицинских работников.


^ Использованные источники

  1. Кочугова М.С., Шевчук П.П. Стандарты оказания медицинской помощи в работе врача общей практики. Целесообразность их разработки и внедрения (краткий отчет о международной конференции в рамках российско-шведского проекта по реорганизации первичной медицинской помощи в Петроградском районе Санкт-Петербурга) // Российский семейный врач. – 2001. – № 1. – С. 64.

  2. Лисицин Ю.П. Теории медицины XX века. – М.: Медицина. 1999. – C. 176, 180, 187.

  3. Григорьев Ю.И. Организационно-правовые аспекты совершенствования управления медицинской деятельностью // Вестник новых медицинских технологий. – 2001. – № 3. – Т. VIII. – С. 82-83.

  4. Управление качеством медицинской помощи – краеугольный камень современной системы управления здравоохранения // Вопросы организации и информатизации здравоохранения. – 2003. – № 4. – С .15.

  5. Салтман Р.Б., Фигейрас Дж. Реформы системы здравоохранения. Анализ современных стратегий. – М., 2000. – C. 431, 440.


«Удобная» регистрация яхт


Никитюк М.В.

Одесская национальная юридическая академия, Украина


«Суда имеют национальность того государства, под флагом которого они имеют право плавать. Между государством и судном должна существовать реальная связь. Каждое государство выдает соответствующие документы судам, которым оно предоставляет право плавать под его флагом», - гласит статья 91 Конвенции ООН по морскому праву [1]. В полной мере эти положения касаются и яхт, считающихся одним из важнейших элементов респектабельности и престижа в современном мире.

Яхта (или флотилия яхт) – выгодный и рентабельный инвестиционный проект. По уровню ликвидности и сроков возвращения вложенных капиталовложений приобретение яхт для следующей сдачи в аренду намного превышает даже портфельные инвестиции в недвижимость. Размеры прибыли от инвестиционных яхт могут достигать довольно значительных сумм: не следует забывать, что круиз на зафрахтованной яхте относится к категории отдыха VIP-класса. Тем не менее, при покупке яхты необходимо четко определиться под каким именно флагом она будет ходить, т.е. определиться со страной ее регистрации [2].

Под регистрацией яхты (как и другого судна) понимается предоставление ей права плавания под флагом определенного государства, а также регистрация права собственности и некоторые другие процедуры. Регистрация означает, что правительство государства, чей флаг будет нести эта яхта, проверило правовые аспекты приобретения и техническое состояние яхты, удостоверилось в их полном соответствии собственным национальным и международным требованиям и свидетельствует об этом перед всеми заинтересованными лицами. Предоставление судну (яхте) национальности и права плавания под флагом определенного государства является определяющим моментом регистрации, при этом все другие процедуры, включая регистрацию права собственности, имеют намного меньшее правовое и практическое значение. Следует также отметить, что выбор государства регистрации и, соответственно, флаг судна с узко юридической точки зрения не имеют большого правового значения, поскольку Конвенция ООН по морскому праву 1982 года закрепила свободу открытого моря за всеми государствами как имеющими, так и не имеющими выхода к морю. Тут чаще всего вопрос состоит в процедуре и стоимости регистрации, в зависимости от которых и выделяют так называемую «удобную» регистрацию.

Вопрос о регистрации яхт в украинской правовой литературе практически не рассматривается, лишь некоторые ученые и практики касаются в своих исследованиях этой темы (Т.Аверочкина, Н.Мельников), что и обуславливает интерес автора к рассматриваемой теме.

При выборе соответствующей юрисдикции и флага судна необходимо учесть ряд факторов, основными из которых являются: расходы, связанные с регистрацией и годовой сбор, репутация флага и юрисдикции, налоговые обязательства, национальность владельца и предусматриваемый район плавания. Основными морскими юрисдикциями и оффшорными зонами регистрации судов являются: Антигуа и Барбуда, Аруба, Антильские острова, Андорра, Багамские острова, Барбадос, Бахрейн, Белиз, Бермуды, Бирма, Боливия, Британские виргинские острова, Великобритания, Вануату, Германия, Гибралтар, Гернси, Гондурас, Гонконг, Доминика, Экваториальная Гвинея, Кипр, Каймановы острова, Камбоджа, Коморские острова, Ливан, Люксембург, Либерия, Мадейра, Макао, Мальта, Монако, Мальта, Маршалловы острова, Маврикий, Новая Зеландия, остров Мэн, острова Кука, Панама, Сан-Томе и Принсипи, Сингапур, Сент-Люсия, США, Самоа, Сейшельские острова, Тонга, Туркс и Кайкос, Швейцария, Шри Ланка, Ямайка [3]. Остановимся на рассмотрении требований некоторых юрисдикций относительно регистрации яхт.

Для того чтобы зарегистрировать яхту под флаг Сейшельских островов, ее владельцу необходимо основать здесь оффшорную компанию, на имя которой и будет происходить вся следующая процедура регистрации. Если яхта уже находится под флагом какого-либо государства, то, прежде всего, необходимо получить свидетельство об ее исключении из реестра по месту бывшей регистрации. Владелец яхты должен подписать и предъявить зарегистрированному агенту компании декларацию о праве собственности, подтверждая, что ни одно физическое или юридическое лицо, за исключением тех, которые имеют право иметь в собственности судно, зарегистрированное на Сейшельских островах, не имеет законного права на яхту, которая регистрируется. Зарегистрированный агент компании обращается за получением радиолицензии и подает заявление на регистрацию яхты по установленному образцу. В заявлении должны быть изложены следующие сведения: название, которое получит судно при регистрации под флаг Сейшельских островов; название яхты на данный момент (или бортовой номер новой яхты); флаг, под которым яхта зарегистрирована в настоящее время; месяц, год и место покупки яхты; название порта или другого места, в котором будет находиться яхта на предвиденную дату регистрации; кому будет принадлежать право собственности на яхту; адрес владельца яхты на Сейшельских островах (адрес зарегистрированного офиса оффшорной компании); число акций, которые принадлежат зарегистрированному собственнику (при общем владении указать имена и адреса других владельцев); описание яхты (парусная или моторная), включая год и место производства, название и адрес производителя, число мачт, оснащение, форштевень, корма и корпус; длина от передней части носа к задней части кормы (м, см); наибольшая ширина, включая обшивку (м, см); валовой регистровый тоннаж (тонн, м3); регистровый тоннаж (тонн, м3); количество двигателей (если такие есть), их параметры, даты и страны изготовления, название и адрес производителя; число гребных валов; скорость яхты; название и адрес страховщика рисков. К заявлению необходимо приложить цветную фотографию яхты для того, чтобы официальные власти могли определить цвет судна.

После того, как яхте присвоен позывной и уплачен портовый сбор, она на протяжении одного дня получает Свидетельство о регистрации, после чего на судне разрешается поднять флаг Сейшельских островов [4].

Под флагом Панамы, которая на сегодняшний день является лидером по регистрации судов, в том числе и яхт, на сегодня насчитывается около 14 тыс. судов, что объясняется ориентированностью экономики этого государства на сферу услуг, особенно в сфере мореплавания. Панама в этом отношении является «удобной» поскольку имеет так называемый открытый реестр судов, который означает возможность резидента любой страны зарегистрировать свое судно именно в этом государстве. Кроме того, успех Панамы как страны, под флаг которой удобно регистрироваться, обеспечен еще и стабильной экономической и политической ситуацией в стране [5]. Н. Мельников отмечает, что в Панаме нет требований к классификации и сертификации прогулочных судов. Следовательно, нет необходимости предоставлять какие-либо документы Классификационного общества, заказывать сюрвейерские осмотры и т.д. [6]. Среди неопровержимых преимуществ выбора регистрации яхты в Панаме: отсутствие ограничений относительно гражданства владельца яхты; открытый характер реестра судов (Судовое Бюро Панамы - Merchant Marine Directorate General за границей регистрирует документы на судно через консульства Панамы. Кроме того, существуют специально назначенные Консулы торгового флота Панамы - Merchant Marine Consules, которые вправе выдавать официальные временные навигационные лицензии, разрешения на радиосвязь, а также предоставляют услуги по взысканию налогов и сборов); доход, полученный судами, не облагается налогом; законодательство Панамы предусматривает так называемую «двойную регистрацию», т.е. в реестр Панамы можно включить суда, зарегистрированные в других государствах мира при условии, что законодательство такого государства предусматривает подобную «двойную» регистрацию. То же самое касается и случаев, когда судно зарегистрировано в Панаме, оно может быть параллельно зарегистрировано в другом государстве; с 1995 года в Панаме были значительно сниженные размеры государственного сбора и сбора за регистрацию судов; в некоторых случаях отсутствует требование легализации документов, необходимых для регистрации, которое значительно ускоряет этот процесс.

Для регистрации яхт под Панамским флагом существуют некоторые особые правила. Для яхт выдаются официальные лицензии на навигацию и радиосвязь сроком на два года каждая, с возможным продолжением. Сначала оформляется временная навигационная лицензия (действительна на протяжении 6 месяцев) и первичная лицензия на радиосвязь (действительна на протяжении 3 месяцев). Документы для временной (первичной) регистрации могут быть предоставлены в виде копий. Однако, во избежание лишнего расхода времени и средств на пересылку документов, лучше отправлять оригиналы сразу.

Для получения официальной постоянно действующей навигационной лицензии необходимы следующие документы: свидетельство об исключении из судового реестра страны, в которой судно было зарегистрировано раньше; копия документа, в котором указано о праве собственности, официально зарегистрированное в государственном реестре Панамы, а также копия корабельной прочности и согласие с фактом продажи или сертификат.

За прогулочные суда или суда частного пользования (яхты), которые вносятся в реестр Панамы, необходимо оплатить только сбор в размере 1500 долларов США за каждые два года (продолжительность постоянной лицензии), если владельцами яхт являются граждане иностранного государства. За прогулочные суда (яхты), владельцами которых являются граждане Панамы, данный сбор представляет всего 1000 долларов США. Указанный взнос не содержит в себе оплаты других взносов, налогов или сборов, предусмотренных действующим законодательством Панамы.

Таким образом, рассмотренные примеры регистрации яхт под так называемыми «удобными флагами» дают возможность увидеть, что такая регистрация в полной мере оправдывает свое название - она на самом деле «удобная» и довольно простая, тем не менее необходимо при этом помнить, что за подобной простотой могут скрываться такие подводные камни как несоответствие зарегистрированного судна международным стандартам безопасности, поскольку, например, в рассмотренных автором государствах «удобных флагов» для регистрации яхт не требуется документ о сюрвейерской оценке, который выдается на судно классификационными обществами и подтверждает его мореходность, что не может не оказать своего влияния на обеспечение безопасности жизни человека на море и вряд ли можно говорить при этом о реальной связи между судном и государством регистрации.


0918761325723654.html
0918910558166720.html
0919012168841841.html
0919117626658618.html
0919180345387101.html