Кокширов Александр. Первая мировая1 - Лекции по курсу «Теория ценных бумаг»

^ Кокширов Александр. Первая мировая1
После нескольких месяцев переговоров NYSE и Euronext решили объединиться в первую по-настоящему глобальную биржу.

Руководство европейской биржи Euronext предпочло объединиться с американской New York Stock Exchange (NYSE). Франкфуртская Deutsche Boerse, которая также претендовала на покупку Euronext — торговые площадки в Париже, Амстердаме, Брюсселе, Лиссабоне и Лондоне (биржа деривативов Liffe), потерпела поражение. Хотя немцы предложили Euronext 11 млрд долларов, а американцы — 10,3 млрд, в Euronext выбрали американцев. Если решение о слиянии будет одобрено акционерами обеих бирж и регулятивными органами ЕС и США, то уже к концу 2006 года в мире появится первая действительно глобальная биржа.



Глава Euronext ^ Жан-Франсуа Теодор доволен условиями сделки с NYSE



Эта сделка положила начало второй волне консолидации ведущих биржевых площадок. Первая пришлась на конец 90−х — именно тогда и появилась объединенная Euronext (в континентальной Европе готовились к запуску евро, что упрощало функционирование единого рынка капиталов). Затем несколько лет шли переговоры о слиянии Euronext, лондонской биржи London Stock Exchange (LSE) и франкфуртской Deutsche Boerse — варианты предлагались самые разные, но прийти к согласию не вышло. И вот американцам удалось то, чего не смогли сделать европейцы. К слиянию их подтолкнула нужда — после биржевого кризиса и ряда скандальных банкротств начала XXI века правила на американском финансовом рынке изменились: закон Сарбанеса—Оксли значительно ужесточил требования к отчетности акционерных компаний, чем отпугнул многие иностранные предприятия, желавшие разместить свои акции на западных биржах. Чтобы не проиграть в конкурентной борьбе европейцам, на которых действие этого закона не распространяется, американцы решились на трансатлантические сделки. Так что не исключено, что вслед за первой глобальной биржей вскоре появится и вторая.

^ Немецкий вариант
В конце февраля 2006 года Deutsche Boerse объявила о начале переговоров о слиянии с биржей Euronext, расквартированной в Париже. Несколько лет назад и Deutsche Boerse, и Euronext уже пытались стать центрами консолидации биржевого сектора в Европе, предлагая свои варианты покупки лондонской LSE. Deutsche Boerse в декабре 2004 года даже предприняла попытку приобрести лондонского конкурента за 2,3 млрд долларов. Но предложение было отвергнуто Лондонской биржей — акционеры сочли цену недостаточно высокой. Руководство Euronext все время говорило о намерении купить LSE, но дальше разговоров дело не шло.

Deutsche Boerse и Euronext подумывали и о слиянии друг с другом. Последний раз такие переговоры велись в начале 2005 года, но они, как и все предыдущие, закончились ничем. В этом году переговоры шли в течение нескольких месяцев, причем идею объединения поддерживали многие акционеры двух бирж. Согласно плану слияния, который обнародовал в марте 2006 года президент Deutsche Boerse Рето Франчони, объединившись, биржи смогли бы эффективно конкурировать с LSE — Deutsche Boerse─Euronext стала бы практически сопоставима с Лондонской биржей по объемам торгов и числу представленных на ней компаний, а транзакционные издержки для клиентов единой биржи значительно снизились бы. Идею слияния двух бирж поддержали даже политики — германский канцлер Ангела Меркель и французский президент Жак Ширак.

Если бы Euronext решилась на слияние с франкфуртской биржей, то объединенная компания могла бы обеспечить себе прочное будущее благодаря доминированию в зоне евро. Поскольку Лондонская биржа расположена за пределами этой зоны, то рынок мог бы быть разделен на две части: Deutsche Boerse-Euronext обслуживала бы компании зоны евро, а LSE обеспечивала бы капиталом предприятия Британии и развивающихся рынков России, Восточной Европы и Ближнего Востока. «Заняв главенствующую роль в зоне евро, Deutsche Boerse─Euronext могла бы начать обслуживание рынков других стран зоны евро и попытаться приобрести более мелкие площадки — биржи в Ирландии, Испании, Италии. А по мере расширения зоны евро на восток новые страны Центральной Европы стали бы ее сферой влияния. Для объединенной биржи это была бы возможность закрепить данные рынки за собой», — сказала «Эксперту» главный экономист лондонского Центра европейских реформ (CER) Катинка Бариш.

^ Французский выбор
Однако менеджмент и ключевые акционеры Euronext предпочли объединиться не с соседями, а с американской New York Stock Exchange. «Причина, по которой Euronext отказала Deutsche Boerse, — чрезмерная неуступчивость немцев, в частности, в вопросах управления. Германская сторона говорила о сделке как о слиянии равных, но на деле настаивала на размещении штаб-квартиры во Франкфурте, что могло бы привести к доминированию немецких сотрудников и клиентов на новой бирже. Кроме того, слияние с Франкфуртом означало бы для Euronext лишь региональное укрепление. В то время как сделка с NYSE — это выход в глобальные лидеры», — сказал «Эксперту» экономист лондонского центра Economist Intelligence Unit (EIU) Филипп Уайт.

Слияние Euronext и NYSE позволит объединенной бирже предложить огромный пул ликвидности для клиентов по обе стороны Атлантики — суммарный листинг на двух биржах сегодня составляет 27 трлн долларов (в 2,5 раза больше ВВП США).

При этом обе биржи сохранят независимость в управлении и регулятивном режиме. NYSE будет регулироваться американскими законами (в том числе упомянутым законом Сарбанеса—Оксли), а Euronext станет предлагать клиентам менее жесткие условия размещения, существующие в Евросоюзе. Поэтому новая биржа будет напрямую конкурировать с LSE: многие компании из стран Ближнего Востока или СНГ, предпочитавшие Лондонскую биржу из-за менее строгих, чем на NYSE, правил, могут изменить свои предпочтения, ведь теперь они получат доступ к каналам NYSE через европейские площадки Euronext. Еще одни плюс — торговый день станет значительно длиннее (Париж от Нью-Йорка отделяет пять часовых поясов).

Как ожидают аналитики, акционеры NYSE и Euronext достаточно легко согласятся со слиянием. Хотя бы по той причине, что многие из них, как, например, американский фонд Atticus Capital, имеют доли в обеих биржах. Самым серьезным испытанием станет получение разрешения на сделку от антимонопольных органов в США и в странах ЕС, в том числе во Франции, где в последние полгода наметилась тенденция к «экономическому национализму». Впрочем, даже французские акционеры Euronext, которым принадлежит около 10% акций биржи, полагают, что трансатлантическая сделка предлагает более выгодные стратегические перспективы, чем слияние в рамках зоны евро.


0955644942334334.html
0955817348440702.html
0955904139130362.html
0956047514036630.html
0956104350124364.html